Чего ждать туристической фирме?

Большая тема

Да, интересы разобщены. В туристической области, как и в любой другой, не зарегулированной вышестоящим божеством, очень ярко выделяются изоляционные настроения.

Было бы ошибкой считать, что вокруг развития туризма пока лишь разговоры. Даже в Восточном Казахстане сейчас идет огромная не всегда явная, но очень масштабная деятельность по созданию туристического кластера. Масштабные планы в отношении Сибинских озер, попытки наладить постоянное сотрудничество с крупнейшими китайскими туроператорами, государство активно разрабатывает планы по восстановлению и созданию необходимой инфраструктуры, снижает визовые требования к некоторым туристическим группам (ADS-визы). Множество других планов, намерений и действий уже происходит. Большие туристические фирмы и небольшие предприятия стремятся наладить взаимовыгодную дружбу друг с другом или хотя бы понять - чего ждать, от кого спасаться, к кому примкнуть.  Возрождается туристская ассоциация Восточного Казахстана...

Я попыталась представить себе, в какой ситуации скоро может оказаться не очень влиятельная, скромная турфирма, которая за годы своего существования уже наработала и опыт, и клиентуру, и стиль управления собственным бизнесом. Больше того, работа фирмы нацелена на иностранного туриста. Это - наш герой. Это - наш маленький суслик в ожидании смертельного для него сапсана. Проследим его ожидаемый триумфальный путь.

Сегодня наш герой замечательно приспособился к существующим условиям государственного управления туризмом, имеет выходы на нужных людей, работает в небольшую прибыль и с ужасом встречает любые попытки регуляции отрасли. Потому что новые правила - новая головная боль при уже существующей и работающей системе. Государственные интересы не очень беспокоят нашего героя, как и наполнение республиканского бюджета. Клиенты нечасто, но приезжают, цены установлены в долларах и евро, чем хуже финансовая ситуация в стране, тем лучше нашему герою - затраты в тенге, а клиенты платят в валюте. Местные туристы - только разочарование, у них мало денег и много претензий, им нужен цивилизованный отдых. Иностранные туристы - благо, они восторгаются уже тем, что им покажут дикую природу и даже на пару часов оставят с ней наедине, а бытовые условия для туристов-экстремалов вообще дело третье. Они готовы к тому, что Казахстан окажется не самой приветливой и развитой страной, а быт в ней ожидают на уровне позапрошлого века. Иностранные туристы удивятся скорее тому, что в казахстанской провинции можно встретить нормальный отель и англоговорящего гида. Они готовы платить как раз за отсутствие цивилизации. Но это работает, иностранцы приезжают и обеспечивают основные поступления денег нашей фирме.

Конечно, хотелось бы больше, но владелец фирмы прекрасно понимает: больше прибылей, больше возможностей - больше риск. Иной раз выгоднее для собственного счастливого будущего тихонько сидеть в своей крохотной нише и зарабатывать немного, чем пытаться заработать как можно больше на огромной конкурентной площадке.

Заинтересован ли наш герой в государственной программе развития туризма?

Конечно же - нет!

Зачем ему нужна какая-то мифическая господдержка там, где все уже худо-бедно работает? Прибыль - небольшая, но есть. Регуляторов мало или с ними все вопросы уже улажены. Лицензии получены, клиенты приезжают. На создание этого работающего механизма, приносящего прибыль, ушли годы работы, деньги и силы. На фоне конкурентов наш герой - сегодня в числе лидеров.

А при появлении государственной работающей программы наверняка понадобится приложить немало усилий для того, чтобы просто удержаться на рынке, не говоря уже о пъедестале почета. А что это означает для существующего небольшого предприятия?

Государственная программа - это новые правила игры, причем, довольно жесткие и возникающие с учетом мирового опыта регулирования отрасли - сертификации, новые условия работы, новые обязанности и обязательства. Зачем это нужно нашей фирме?  

Появляется интерес к региону, и еще только планы, лишь в перспективе ожидаемые массовые туристы уже способны привлечь сюда инвесторов. То есть в Восточный Казахстан, где уже налажена редкая и в целом неприбыльная туристическая сеть, приходят совершенно посторонние компании с большими деньгами, серьезными ресурсами и работающие на совершенно ином уровне. Строятся гостиницы, создаются современные курорты, вкладываются миллионы долларов на развитие инфраструктуры. Привлекаются международные масштабы рекламы, используются возможности транснациональных корпораций для развития туристических зон в нашем провинциальном крае. И все это для инвестора в итоге должно окупаться. И процессы должны контролироваться теми, кто вкладывает серьезные деньги в создание базы для массового туризма. 

Что это может означать для нашего героя? Либо смерть, либо необходимость столь же серьезных инвестиций в собственный бизнес - причем, лишь для того, чтобы попытаться удержаться на плаву. Но на самом деле, уже существующий бизнес, быть может, способен обеспечить его владельцу раз в три года замену Toyota LandCruiser на новую модель, однако совершенно не в состоянии выдержать инвестиционные вливания в собственное дело.  Результат может оказаться вполне предсказуемым - попасть под полное влияние более влиятельного и денежного инвестора либо быть выдавленным из своего бизнеса. И во втором случае - хоть бы успеть продать за приемлемую цену бизнес, который еще вчера обеспечивал хлеб с маслом.

И его беспокойство за завтрашний день уже оправдано. Сейчас в туристической сфере активизировалась новая волна масштабных изменений. Надо вливаться в нее - вариантов не остается. Перемены настолько ожидаемы и неизбежны, что оставаться и дальше в своей тихой гавани не получится.

Да, сегодня наша туристическая пустыня настолько огромна, что кажется - места хватит всем. Но на самом деле достаточно всего одной финансовой группы с хорошими ресурсами, чтобы полностью захватить рынок. И тогда уже существующие предприятия будут вынуждены работать под эгидой и по правилам, установленными этой самой группой. Она может быть транснациональной компанией, а может - и прогосударственной структурой с "эффективным управлением", а может оказаться местной финансово-туристской ассоциацией, если сможет объединить деньги, власть, влияние и лоббирование своих интересов на государственном уровне.

И снова - вилка.

Упирается наш герой, не идет на сотрудничество? Тогда он не получит клиентов вообще, причем - вполне законными методами. Его бюджетная реклама потеряется на фоне массовой и масштабной рекламы крупного инвестора. Его объекты не будут включены в выгодные и масштабные туры, в единую сеть услуг, предлагаемых этим самым крупным конкурентом. Его уделом так и останутся редкие "дикие" туристы. И будет наш герой коротать дни на берегу ручейка, впадающего в полноводную реку.

Согласен сотрудничать? Готов принять чужие интересы как свои собственные? И тогда именно этот крупный конкурент (как организатор массовых групп туристов) будет поставлять нашему герою клиентов. Но не стоит забывать, что цены будут корректироваться, прошлой свободы уже не будет. Уровень прибыли будет определять уже не владелец нашей крохотной фирмы. И сохранить свой бизнес он сможет лишь постольку, поскольку научился договариваться с крупными монополистами или стал настолько незначительным, что его можно не принимать в расчет.

Госпрограмма развития туризма, когда и если она привлечет туристов в наш край, нашему герою не поможет. Она поможет самим туристам, отрасли в целом, но не нашей героической фирмочке. Ее интересы настолько мелки, настолько зациклены на благополучие владельца, что просто не будут приниматься во внимание.

Государственного регулирования взаимоотношений предприятий внутри самой отрасли, скорее всего, не будет. У нас же рынок - в частнособственнические интересы государство вряд ли будет ввязываться. Там все замечательно урегулируется и без вмешательства чиновников.

Объединяться для защиты своих интересов в какие-то влиятельные группы нашему герою не позволит тот самый изоляционизм - гордость, стремление все вопросы решить собственными силами, без поддержки конкурентов, инертность мышления. Имея прибыльный бизнес в пару сотен тысяч долларов оборота в год, зачем думать об объединении  с теми, кто сейчас даже на собственные похороны не способен заработать? Кто сейчас думает о том, что эти самые пара сотен тысяч в год - такая мелочь на фоне оборотов, например, Thomas Cook, китайской Ctrip или хотя бы TEZ Tour?

Но даже объединившись, разве сотне небольших предприятий, придется решать в таком объединении государственные задачи? По логике, надо решать вопрос, как не дать государству создать масштабную отраслевую программу. Чтобы в закрытую вотчину проникло как можно меньше пришлых инвесторов - ведь именно они и станут диктовать условия остальным. Либо изо всех сил пытаться влиться в эту государственную программу, хотя бы обеспечивая соблюдение личных и местных интересов, сохраняя свое крохотное место под солнцем.

И учтите, что государственная программа развития очень даже может оказаться скоординированной с интересами той самой крупной финансовой группы, которая и подомнет нашего гордого героя. Ведь государству тоже нужны понятные правила и те, кто способен ответственно гарантировать прибыльность отрасли, а не разрозненные тысячи фирмочек, каждая из которых тянет на себя свой кусочек общего одеяла. Может быть, и появятся небольшие предприятия, не имеющие никакого значения для общей картины в целом. Может быть, все они будут работать под началом и управлением единой финансовой группы. Кто знает? Без понятной и сформулированной государственной политики - на что рассчитывать завтра?

На что не нужно надеяться, так это на то, что частные интересы государственная программа поставит выше интересов отрасли в целом. Это нашему герою придется приспосабливаться к ситуации, зачастую не имея возможности на нее повлиять. Для государства как раз выгоднее, если множество фирм попадет под управление какой-нибудь ассоциации или конгломерата - доходы будут обеспечены, за это перед государством будут отвечать конкретные люди, а не разрозненное сообщество небольших предприятий со своими личными интересами.

Конечно, в идеале - государство постарается не пустить транснациональные корпорации к такому лакомому кусочку, как туристический рай. Но вы верите в это? Нефть - еще более лакомый кусочек. Кто у нас разрабатывает месторождения?

Потому, когда приходится говорить о каких-то потенциально выгодных и масштабных государственных программах, - первым делом мы получим непонимание и отказ именно от таких вот небольших, но пока успешно работающих участников туристического рынка. Потому что развитие туризма семимильными шагами и с участием государственных программ для них может оказаться смертельным.

Как это решается в других странах? Да вот так же, как описано в статье - через национальные отраслевые ассоциации, которые имеют достаточное влияние на свое правительство, чтобы с ними считались. В такие ассоциации входят как крупные турфирмы, так и мелкие, всем пытаются найти место. У мелких, конечно, голосок послабже, но их интересы тоже учитываются. В идеале. На самом деле, конечно, мелкие интересы всегда вынуждены идти в фарватере крупных игроков на рынке.

Есть ли у нас такая ассоциация - конечно, есть! Их даже несколько в Казахстане. И в Восточном Казахстане - тоже есть. И мне очень хочется узнать, что необходимо предусмотреть, чтобы сюрреалистичный сценарий этой статьи так и остался фантазией? Я верю в то, что интересы можно согласовать, что объединенными усилиями можно добиться гораздо большего, чем одинокой изоляцией и мрачной тихой борьбой с конкурентами. Но насколько в это верят те владельцы туристических объектов, которых скоро коснутся масштабные перемены?

Добавить комментарий