Туризм в Казахстане. Игра в одни ворота

Большая тема

Масштабные планы и вероятные перспективы туризма - это, конечно, впечатляет. Но выживать-то приходится здесь и сейчас.

Плюсы развития туризма известны. От роста внутреннего туризма - больше денег остается в стране, не улетая в заграничные вояжи для чужих экономик. От внешнего туризма - как раз наоборот, наши деньги работают на них. Но, привлекая иностранных туристов, деньги из экономики их стран остаются в Казахстане.

 А это - миллиарды долларов мирового туристического оборота, часть их которых могли бы работать на Казахстан. Это в перспективе - создание множества небольших предприятий, оказывающих сервисные услуги на всем протяжении туристических маршрутов. Это рабочие места для многих и многих граждан страны. Вкусно!

Понятно, что мы не единственные на свете настолько умные, мировой туризм развивается десятилетиями, все лакомые кусочки давно распределены, и мы только пытаемся (вернее, даже не пытаемся, а лишь планы строим) выйти на этот рынок. С минимальными начальными возможностями, с непонятными и трудно реализуемыми планами. И с необходимостью сначала вложить много денег, чтобы попытаться заработать поначалу хотя бы что-то.

И вот тут возникает любопытная ситуация. Финансовая система страны не позволяет развивать отрасль. Государственная система управления сегодня не дает шансов на такое развитие. Уверенности в завтрашнем дне - нет. При таких условиях кто рискнет вкладывать деньги в расчете на будущее, если его не удается спрогнозировать?


Вот об этом мы и говорили с Александром Чиликиным - владельцем санатория "Изумрудный", горнолыжного комплекса "Алтайские Альпы" и базы отдыха "Аюда". И разговор наш строился именно вокруг ожиданий туристической отрасли от государства. Потому что всё, что зависит от него самого, Александр и делает сам. А вот государственные задачи и должны реализовываться, как минимум, с поддержкой самого государства. Я хотела знать, что, по мнению практика, необходимо сделать именно государству, если оно заинтересовано в развитии туризма.

Все заинтересованные лица, управленцы, практики прекрасно понимают возможные выгоды развития туризма. И, казалось бы, у нас есть даже основа для его развития - уникальная природа, еще не загаженная урбанизацией. Все остальное: инфраструктура, сервис, условия отдыха - можно создать. В мире достаточно примеров того, как на пустом месте создавались мировые туристические зоны, и они работают сегодня, они не просто приносят доход, в некоторых странах они определяют солидную часть экономики государства.

Что у нас-то не так, почему у нас за лозунгами не видно реальных изменений?


- И первый вопрос - почему при всех радужных планах и представлениях о туристической Мекке, которую можно создать в Казахстане, не происходит ничего?

Александр Чиликин: Самая большая проблема - даже не деньги. Проблема в том, что решение задач государственных масштабов перекладывается на частников, зачастую при противодействии самой государственной системы. Я - только за развитие туризма, готов его развивать, участвовать в общей системе развития отрасли. Но не готов делать всё это в одиночку. Не готов к тому, что государственное участие в развитии туризма ограничивается лишь планами и надеждами, что мы эти планы сами как-нибудь исполним. Выгода-то всеобщая, и от развития туризма выигрываю не только я, а государство в целом.

Три условия развития

IMG 8610

- Что нужно для развития туризма в стране?

Александр Чиликин: 

Первое. "Длинные деньги", выгодные условия кредитования.

Второе. Реальное государственно-частное партнерство, поддержка отрасли: субсидиями, созданием условий и приоритетов, государственным заказом на услуги туристической области в тех случаях, когда этот госзаказ окупается снижением государственных расходов в других сферах.

Третье. Развитие спорта и создание выгодных условий для всеобщего здорового образа жизни.

И давайте определимся сразу. Я не претендую на государственные деньги, не ставлю условием развития моего бизнеса государственное участие. Но если мы говорим о развитии всей отрасли, то тут вариантов нет - система финансирования проектов внутри отрасли должна включать в себя и усилия государства, в том числе и деньгами.

 Я говорю не о том, чтобы мне бюджет покрывал убытки или увеличивал прибыль, а о развитии экономики страны в целом и туризма в частности. Не мне же строить аэропорты и дороги, чтобы привлечь туристов, не мне определять визовые правила или обеспечивать гостям полицейское, медицинское или таможенное обслуживание. У каждого участника отрасли - свои задачи.

- На кого рассчитывать отрасли?

Александр Чиликин: Говорят, расчет нужен на массового иностранного туриста. Я так не думаю. Не сейчас.

 Я не против иностранного туриста. Мы работаем и с ними, мы тоже им интересны - но там еще всё только начинается, еще не очень понятно, как все это заработает, и что необходимо сделать, чтобы заработало хорошо и надолго.

Давайте научимся хотя бы с казахстанского туриста получать деньги. Чтобы наши, казахстанские деньги не уходили в экономику других стран, чтобы они работали в наших интересах, а не в турецких, египетских или арабских.

Давайте научимся работать с российскими туристами. У нас схожий менталитет, мы отлично понимаем друг друга, у нас примерно одинаковые ожидания и по сервису и по уровню услуг. Мы отлично сработаемся. Особенно, если сделать наши туристические объекты более привлекательными, лучше организованными и более дешевыми, чем российские.

А в том, что касается иностранных туристов, особенно массовых, то я не стал бы сейчас делать ставку на такого туриста, не обеспечив сначала его запросы и ожидания.

- Если попытаться поднять туристический имидж Казахстана на мировом уровне, это поможет как-то переломить ситуацию?

Александр Чиликин: Я бы не стал сейчас на мировом уровне рекламировать ни Казахстан, ни даже "Алтайские Альпы" (если не учитывать, что у меня самого для этого нет ни ресурсов, ни возможностей). Проблема - не в рекламе и не в мировом имидже. Представьте, мы по всему миру рекламируем Восточный Казахстан, как самое лучше место для бюджетного отдыха, как отличный горнолыжный курорт, как уникальную и пока еще естественную природу. Ведь те же "Алтайские Альпы" как горнолыжная база - самое лучшее в Казахстане соотношение "цена-качество" при наличии четырёх канатных дорог и десятка горнолыжных трасс разного уровня, при отличном снеге и великолепной природе. Конечно, к нам можно захотеть приехать. И к нам захотят приехать сотни туристов из многих стран. Одновременно.

Мы справимся сейчас с таким потоком? Куда их разместить, как их привезти, как обеспечить их комфорт и безопасность? У нас есть персонал, свободно говорящий на английском, немецком, испанском, китайском? Или мы на пальцах им будем расписывать все прелести местного туризма? Тут уже не в стоимости дело, а в возможностях. Без готовой к приему массовых туристов инфраструктуры, без возможности выбора мест отдыха запускать масштабную всемирную рекламную кампанию - убийственно. Мы своим-то, казахстанским согражданам не можем объяснить, почему им у нас отдыхать лучше, чем в другой стране. А нашим порой даже сравнить не с чем. В отличие от искушенных иностранных туристов. Если мы хотим развить отрасль, у нас не только природа должны быть лучше, но и сервис, и условия приема гостей. Чтобы на фоне аналогичных предложений мы были в выигрыше.

- Но это заколдованный круг - нет туристов, нет прибылей, но и звать туристов нельзя, потому что для них нет условий?

Александр Чиликин: Чудес не бывает. Нельзя за несколько лет создать работающую и прибыльную туристическую индустрию там, где её не было никогда.

То есть сначала нужны долгосрочные инвестиции в отрасль, чтобы надеяться на её нормальную работу, чтобы можно было уверенным, что мы сможем обеспечить ожидания первых массовых туристов, и их отзывы о великолепном Казахстане привлекут еще больше людей к нашей стране.

Нужны дороги, современные гостиницы, спланированные и оснащенные туристические объекты, необходимо не только набрать персонал, но и научить его, в том числе и общению с гостями. Нужны время и деньги.

Такие инвестиции нужны еще до того, как отрасль заработает. Они не сразу начнут работать даже не на прибыль, а хотя бы на частичный возврат, потому что туристическая отрасль в Казахстане - бизнес не очень рентабельный, а при нынешней ситуации, когда государством не созданы условия для развития туризма, мы еще и не сможем его сделать рентабельным достаточно быстро. Нужны годы и огромные деньги, чтобы все вложенное заработало в полную силу.

И тут нужна государственная инициатива и бюджетные деньги. Или хотя бы изменение условий для бизнеса при привлечения денег - на строительство туристических объектов, на развитие существующих.

Давайте посчитаем

IMG 8616

- Но до начала работы государственной программы можно как-то влиять на ситуацию? Или отдельные коммерческие структуры неспособны "вытащить" отрасль?

Александр Чиликин: В частном порядке, только силами владельцев уже существующих объектов, "вытащить" не получится ничего. Я расскажу, почему.

Первая проблема - деньги. Большей частью она спровоцирована именно государственным подходом к развитию любого бизнеса в стране, не только туристического. Посмотрите, как складывается ситуация.

Не будем говорить сейчас о масштабных всеказахстанских планах. Возьмем для примера то, что уже есть - "Алтайские Альпы". Для привлечения туристов мне необходимо развивать свои объекты, строить новые комплексы, создавать горнолыжные трассы и улучшать сервис. Для этого нужны деньги. И чем больше комплекс, тем больше денег нужно еще и на его постоянное обслуживание, иначе он быстро придет в упадок.

Сейчас у меня для такого развития есть лишь два варианта: вкладывать собственные деньги, которые надо где-то заработать, или необходимые для развития суммы вкладывать в стоимость существующих услуг. Но на самом деле вариант вообще один - вкладывать собственные или заемные деньги. Цены и без того достаточно велики.

Сегодня стоимость услуг покрывает только издержки на содержание комплекса с небольшой прибылью, которая не способна обеспечивать развитие комплекса. Из этой сезонной прибыли оплачиваются убытки межсезонья. Если я попытаюсь заложить в цены приобретение хотя бы одной канатной дороги на комплекс, стоимость которой около миллиона евро, то цена услуг вырастет вдвое на несколько лет, чтобы я смог накопить достаточно денег на эту покупку. И кто станет платить по 50 тысяч за сутки за услугу, цена которой в реальности 15 тысяч? Предложения подобных услуг рядом тоже стоят те же самые вполне реальные 15 тысяч, так кто поедет ко мне? Да, рядом даже не собираются развиваться, им нет необходимости вкладывать в цену перспективы, их вполне устраивает ситуация. Но кто из клиентов оценивает свой отдых с этой точки зрения?

Цена - это важнейший фактор привлечения туристов. Сейчас у меня хорошая динамика увеличения клиентов, не только за счет качества услуг, но и за счет цены на них. Но чтобы накопить на одну канатную дорогу только за счет существующей цены мне бы понадобились десятилетия.

Собственные деньги, заработанные не на туристических объектах, я вкладываю на развитие уже больше 15 лет. Но по сути, я за счет собственных средств всё это время финансирую то, что должно входить в приоритеты государственной политики - создание туристического кластера.

- Но ведь государство тоже пытается со своей стороны как-то помочь? Это же действительно государственная проблема - развитие экономики.

Александр Чиликин: Если честно, у меня самого иногда руки опускаются, когда я сталкиваюсь с некоторыми бездушными государственными чиновниками.

Приведу пример. В законном порядке я вырубил лес и кустарник под канатные дороги и горнолыжные склоны. Это гнилая осина, которая выросла после пожара в 70-х годах прошлого века. И заплатил государству за вырубку. То есть, по сути, я уже выкупил этот лес. На этой земле уже нет леса! Теперь я построил горнолыжный комплекс и стал интересен для инвесторов. Уже приезжали европейцы и делали соответствующие предложения. Но только при условии частной собственности на землю. А у меня земля Лесного фонда в аренде на 49 лет. Я предлагаю Комитету лесного хозяйства через НПП «Атамекен» - давайте я на земле нелесного фонда посажу лес из расчёта гектар на гектар. Вы мою землю из состава лесного фонда выведите, а вновь посаженный лес введёте. И опять отписки, и снова - нет.

Я понимаю, что были волнения, связанные с передачей земель сельхозназначения китайцам. Но я же не китаец, и земля эта, кроме моего горнолыжного курорта, никому не нужна, а я готов ввести её в экономический оборот!

Государством выделяются субсидии на поддержку сельского хозяйства, машиностроения и многих других отраслей, а на объекты туризма - нет! Значит, для нашего государства туризм не в приоритете?

И другой бюрократии столько, что и идти в Комитет по инвестициям, по сути, бессмысленно.

К примеру, инвестором считается предприятие, проработавшее в Казахстане не более двух лет. А если я проработал 20 лет и решил инвестировать свои деньги, заработанные в Казахстане, в свою же страну, а не вывозить их за границу, то я уже на субсидии рассчитывать не могу.

Или оцениваются инвестиции согласно предъявленным бумажкам, а не по независимой оценке. А если я своими руками объект построил, и у меня нет этих бумажек? Разве нельзя пригласить независимую оценочную компанию с участием общественности и оценить стоимость построенного мною объекта?

Больше того, вот я привлекаю кредит на приобретение оборудования. Оно не только не начало приносить какие-то деньги, оно даже не установлено. А платежи по взятому кредиту я уже должен платить. Я понимаю, что установка и запуск оборудования займет один-два года, что-то зарабатывать - хотя бы на оплату содержания и ежемесячный взнос по кредиту - оно станет через три-четыре года, да и то при идеальных условиях. То есть я должен взять в кредит уже не только стоимость покупки, но и на риск - два года выплаты ежемесячных платежей, два года обслуживания, чтобы я смог лет через десять начать зарабатывать прибыль.

Если я не буду брать кредит, а заплачу собственные деньги, то же самое оборудование в те же годы мне обойдется в два раза дешевле. Я бы рад пойти по экономичному пути, но у меня нет этих денег. Мне нужны заимствования, инвестиции. Иначе не будет никаких приобретений и развития тоже не будет. 

В большинстве случаев так и происходит. И в это же время на государственном уровне говорят о необходимости развития отрасли. Не позволяя этой отрасли нормально развиваться. Да, мне возвращается за счет государственного субсидирования часть средств, но при этом все равно проценты по кредитам у меня остаются на уровне 5-7%. При таких условиях я совершенно неконкурентен с теми странами, где кредитные ставки на уровне 1-2% годовых.

Например, мне оборудование с учетом банковского кредита обойдется в 4 миллиона, а европейскому курорту - в 2 миллиона, с таким же кредитом, но взятым по условиям европейского банка. А есть страны, в которых ставки по кредитам вообще отрицательные. У кого больше шансов на развитие? Кто быстрее окупит установку нового оборудования и приступит к следующему этапу совершенствования своего бизнеса? У кого будет больше клиентов из-за того, что курорт растет и обзаводится новыми предложениями на новом оборудовании?

Вроде бы при таких ставках должна заработать хотя бы финансовая система страны - банк, предоставляющий кредит, и Национальный банк, устанавливающий ставку рефинансирования. Но кто заработает сейчас, при существующих в Казахстане условиях кредитования? Никто. Никто не станет c такими потерями покупать оборудование, которое обойдется вдвое дороже его реальной цены. Такое "перспективное" приобретение не просто загонит в убыток, но и создаст риск потери бизнеса. Никакого особого развития и не будет. Вот так все пожелания останутся на бумаге, если за государственные программы будут платить только коммерческие структуры на общих условиях, а зарабатывать на этом будут участники финансовой системы.

Бизнес по-казахстански

- Государственно-частное партнерство, о котором мы говорили вначале, как-то поможет?

Александр Чиликин: Если говорить о государственной политике и масштабных планах развития общества, то само государство и должно участвовать в реализации таких планов. Причем, не обещаниями, не программными бумагами, а реальными деньгами.

Что такое развитие туризма, все уже понимают. Турист, приезжая в страну, создает спрос на все, что происходит по его маршруту, уже с момента выхода из аэропорта, - на продукты, на товары, на услуги. Одно это способно обеспечить взрывной рост небольших предприятий, а за ними вырастут и все связанные с ними отрасли. Если больше туристов приезжает лишь покататься на склоне, то уже "Алтайские Альпы" увеличивают спрос на товары и услуги на внутреннем рынке. Для обеспечения возросшего потока туристов нужно больше продуктов, больше сервиса, больше оборудования, больше работников. Вот это - перспективы туризма, если говорить об экономической стороне вопроса.

Хотелось бы, чтобы вместе с программами развития туризма, вот именно такие проекты, которые предполагают его развитие, финансировались бы по особым условиям. Банками, государством, но так, чтобы развитие отрасли было выгодным ее участникам, хотя бы потому, что оно в приоритетах государственной политики.

Да, это то самое государственно-частное партнерство, о необходимости которого говорят на всех уровнях.

Что сейчас происходит? До сих пор у нас приоритетными остаются производственные заботы. Сфера услуг где-то на отшибе пытается как-то выживать. Потенциально выгодное направление для всей страны сейчас на положении бедных родственников, которым перепадают крошки с барского стола. Зато производственные проекты в приоритете. Настолько, что даже явные "воздушные замки" поддерживаются и государственной помощью, и госфинансированием. А в результате - производств нет, новых рабочих мест нет, прибылей нет и продукции тоже нет. Был бы единичный случай, но ведь это обычная практика. Конечно, производство нужно создавать, но при этом мы видим, что казахстанские товары, произведенные у нас, оказываются дороже импортных. Потому что казахстанские предприятия ориентированы на тот же ограниченный внутренний рынок, а кредиты привлекать приходится по тем же коммерческим ставкам, что и нам. Какая конкуренция вообще возможна, если себестоимость нашей продукции всегда будет выше, чем у аналога на мировом рынке?

Так может, развивать необходимо то, что будет пользоваться спросом на мировом рынке, то, что даже в зачаточном состоянии уже пользуется спросом? Может, сферу туристических услуг пора сделать реальным приоритетом государственной политики?

Может быть, не хоронить деньги в безумные производственные проекты? Выдайте их реальному существующему бизнесу по низким кредитным ставкам лет на 15, обеспечьте отсрочку платежей хотя бы до момента начала работы новых объектов. И это будет работать, и отрасль будет развиваться, и вложенные деньги вернутся, а там и прибыль будет - налогами, новыми рабочими местами, развитием экономики.

А сейчас даже просто положить в банк те деньги, которые вложены в "Изумрудный", "Алтайские Альпы", "Аюду", было намного выгоднее, чем в туризм. Отчасти благодаря тем самым кредитным ставкам, которые могут обеспечивать и высокие проценты по депозитам.

Заграница нам поможет?

- Быть может, привлечение иностранных инвесторов было бы выгоднее кредитования в казахстанских банках?

Александр Чиликин: Иностранные инвесторы вскормлены в другой реальности. Им как раз невыгодно держать деньги в финансовых институтах - там уже нет прибыльности, в Дании, в Норвегии вообще приходится платить за размещение своих депозитов. Так что они готовы инвестировать перспективные проекты в Казахстане - таких перспектив здесь гораздо больше, чем в Европе. Их не пугает долгосрочность вложений, потому что это нормальная и понятная ситуация во всем мире, никто сейчас в развитых экономиках не зарабатывает быстрых денег, просто возможностей таких нет уже нигде. И с финансовой точки зрения мы в Казахстане обладаем исключительными преимуществами для тех, кто готов инвестировать, особенно сейчас, когда место пустует.

Они говорят - мы понимаем, мы готовы планировать убытки на десятилетия. Но потом наши дети, внуки будут зарабатывать на том, что мы им сейчас создаем. К ним вернутся деньги, которые мы платим сейчас.

А у нас - кто рассчитывает на такие сроки? Нам надо возврат инвестиций через год-два-пять, да еще и кредиты выплатить за эти сроки. Такого в туризме просто не бывает. Отсюда и цены, отсюда и отказ от долгосрочных инвестиций, и убийственные для бизнеса государственная, банковская политика. Для возврата кредитов деньги надо зарабатывать сразу. Это нереально.

Что предлагают иностранные, европейские инвесторы? Деньги и довольно выгодные условия инвестирования - допустим, они рассчитывают на половину операционной прибыли с проекта (когда она появится), но при этом готовы финансировать всю сумму проекта. И готовность ждать, когда прибыль появится. Ни один казахстанский инвестор, а уж тем более банк, не предложит такой сделки.

- Но мы так боимся иностранного присутствия! Как это - придут чужие на нашу землю, и мы перестанем быть на ней хозяевами?

Александр Чиликин: А они не хотят нашей земли, они не хотят перевести на себя собственность и покупать объекты они тоже не хотят. Их вполне устраивает ситуация, когда казахстанский собственник бизнеса управляет делами и зарабатывает себе и для них деньги. Впрочем, защищать или финансировать те же государственные интересы они тоже не хотят. Это и так произойдет, в том числе и в зависимости от вложенных инвестиций, но для инвесторов отрасль - не цель. 

Но вкладывать деньги в казахстанские предприятия - очень большой риск. Опять же пример с землёй Лесного фонда. При наличии двух нарушений лесного законодательства я должен всё, что построил, передать на баланс государственного лесовладельца или снести за свой счёт! А инвесторы хотят вкладывать деньги и знать, что их интересы защищены. Ведь они не только себе обеспечивают прибыль, они же вкладывают деньги в развитие государственных интересов Казахстана и хотели бы иметь право рассчитывать на поддержку государством своих интересов. Во всех странах, где хотят привлечь иностранные деньги для развития собственной экономики, их надежды будут оправданны. У нас пока - нет.

И население, которое не задумывается государственно значимыми категориями, все еще считает иностранные инвестиции страшным злом. Мол, наши ресурсы, наша природа, наша земля, не допустим иностранной агрессии в бизнесе! А по факту получается, что сами досуха выжимаем эти ресурсы, не можем создать нормально работающую отрасль, но и других не пустим нам помочь. Как собаки на сене живём!

- Но вы же не можете обеспечивать иностранным инвесторам никаких гарантий в том, что касается государственных вопросов работы с ними...

Александр Чиликин: Конечно, я же не могу определять государственную политику и вообще не могу никак влиять на такие вопросы. Принципы работы с иностранными инвесторами определяются не их партнерами, а государством. Самое большее, что я могу - пригласить их и рассказать о перспективах. С точки зрения сегодняшнего дня. Что будет завтра - я не могу ни гарантировать, ни пророчествовать. 

Если ли выход? Пока - нет

IMG 8607

- Что же делать? Есть же выход из ситуации, ведь и дело хорошее, и проверено на опыте других стран. Туризм работает, если правильно к нему подойти.

Александр Чиликин: Относитесь к развитию туризма, как к ребенку. Никто же не требует от двухлетнего дитя, чтобы он шел и зарабатывал деньги, потому что в него же вкладывали на роды, памперсы, питание, обучение, - пусть, мол, с пеленок отрабатывает эти деньги. Относитесь и к туризму так же - в него надо сначала очень много вложить, научить, создать, а только потом - через 10-15 лет надеяться, что вернется сторицей.

И при этом туризм - все же не ребенок - и гарантий тут неизмеримо больше! И деньги начнут возвращаться не через 10 лет, а гораздо быстрее.

Но пока решения проблемы нет. Есть уже понимание, что надо как-то решать проблему, в том числе и на самом высоком государственном уровне. Есть интерес к отрасли и представление о вероятных перспективах. А реального движения - нет.

Добавить комментарий