По темным коридорам знаний

В сети

Совершенно потерянные для общества дни. Набрела на журнал Дмитрия Галковского - потерялась во времени.

Кто написал "12 стульев" и "Золотого теленка", как воспетый пропагандой поэт пал жертвой собственной наивности и прямодушия, насколько злопамятность Пушкина пользовалась его гением... (этот абзац - для тех, кому нужны желтые заголовки).

Я знаю, что следует изучать детям в качестве внешкольного чтения. ДО набивших оскомину программных произведений классиков. Историю и философию. И делать это нужно до того момента, когда школьная программа доведет их до Пушкина и Салтыкова-Щедрина. Причем история должна быть вовсе не школьных форматов. И не прилизанная необходимостью вбивания в юные головы морализаторских "требований момента". Но это - невозможно.

В четвертом-пятом классах такого не нужно никому. Учеба ради оценок. Редкий ученик или ученица в этом возрасте учится ради знаний. И насаждаемое мировоззрение очень удобно прививается в моменты, когда оценка и "правильное" мировоззрение (с точки зрения тех, кто ставит оценки и их руководителей), - это единственно, что нужно самому ребенку. Так считается в образовательных процессах - тупое заучивание позиции, надиктованной сверху. 

Вся современная педагогика считает, что у ребенка недостаточно собственного опыта, чтобы критически оценивать действительность и принимать "правильные" решения. И "правильность" просто насаждается, пользуясь тем, что у ребенка недостаточно собственного опыта, чтобы суметь противостоять чужому мнению, - вся педагогика на этом и построена, и держится.

Читать альтернативные общепринятой программе мнения - считается "задуриванием". Мол, маленький человек теряется в точках зрения и не способен увидеть единственно правильную. Это позиция современного массового образовательного процесса - донести эту самую единственную точку зрения. Да, в средней школе трудно ожидать от ребенка умения критически мыслить, ведь с детского сада ему прививают мнение, что точка зрения может и должна быть единой, одобренной, несамостоятельной.

А откуда взяться самостоятельной точке зрения, если вся педагогическая политика направлена на ее вытравливание?

Думающий ученик не нужен никому - он становится слишком самостоятельным в своем восприятии мира, он становится угрозой. Его трудно будет заставить делать то, что предначертано пушечному мясу, - ведь умение критически воспринимать мир неизбежно приведет к вопросам о причинах и последствиях управления его жизнью чужой волей.

Потому что это страшные вопросы: почему я должен что-то делать, если я этого делать не хочу? Почему я должен кого-то или что-то любить? Почему кто-то управляет моими желаниями, моим будущим, моей жизнью? Почему я должен подчиняться правилам, установленным совершенно незнакомыми мне людьми и ради их интересов, а не моих собственных? Почему моя личная свобода обложена такими жесткими ограничениями и обязательствами, которых я не принимал и никогда не захотел бы принять по собственной воле? 

О! Множество вопросов. Целая вселенная вопросов, на которые никто не сможет ответить честно. Свободолюбие и собственный взгляд на мир - это путь к анархизму.

Управлять людьми, которые оценивают мир в силу собственной философии, - практически невозможно. Если каждый баран в стаде будет иметь собственное мнение о своем предназначении, мы рискуем остаться без баранины, кто же по собственной воле пойдет под нож на бойне? 


Те, кто способен (пусть и со временем, возрастом и опытом) преодолеть устанавливаемые с детства аксиомы, становятся философами.

Такими, как Дмитрий Галковский. Последовательный, умный, едкий представитель андеграунда - и в советские времена, и сейчас. И знакомство с ним лучше начать с его Живого Журнала, а потом уже решать, продолжать ли это знакомство и в литературе.

Его порой называют самым влиятельным интеллектуалом современной России. Его выводы спорны, часто идут вразрез с установленными стереотипами, но они основаны на фактах - доказательных, известных, подтвержденных, но выведенных за рамки школьных программ.

Его обсуждают, оценивают литературоведы и философы. Его позиция то подвергается жесточайшей критике, то разбирается по косточкам в поисках противоречий.

Чтобы читать его, у вас неизбежно должно быть острое критическое восприятие действительности. Иначе вы можете попасть под обаяние выверенных текстов и стать апологетом его философии.

Чтобы читать его, вы должны желать знаний о том, что стоит за привычными пропагандистскими понятиями о государстве, личности и источниках вдохновения гениев. Это - тоже история, знание которой может разбить устоявшиеся в вас стереотипы.

Чтобы читать его - вы не должны доверять никому. И его слова тоже не принимать на веру.

Чтобы понимать его - вы должны хотеть читать и делать это хотя бы ради расширения собственного мира. Это сегодня - к сожалению, редкость.

Вся наша жизнь построена на коридорной линейности существования. Хоть у девочек, хоть у мальчиков.

Детсад-школа-работа-замуж-дети-пенсия-смерть - у первых.

Детсад-школа-армия-работа-женитьба-дети-пенсия-смерть - у вторых.

И в каждый момент - обязательства и обязанности. Шаг в сторону - попытка побега. Прыжок на месте - провокация.

Добавить комментарий

Новые комментарии